Оружие монголо татар и их названия

Глава 1

«Этнос древних монголов», первооснователей монгольской державы, кто они были? Название и самоназвание этноса оружие монголо татар их названия монголов»

«То, что патриотично настроенного автора интересует история Отечества — закономерно, равно как и то, что его отношение к традиционной историографии может быть не только критичным, но и скептичным.

Каждый исследователь имеет право на оригинальные суждения, а читателя интересует лишь, насколько новая концепция убедительнее прежней».

Первым из историков советской эпохи, кто решился подвергнуть достаточно решительной критике легенду о «монголо-татарском нашествии иге», содержащуюся в официальной историографии, был Лев Николаевич Гумилев.

Общеизвестно, какую цену пришлось заплатить великому ученому за то, что он решился отстаивать свое мнение в эпоху тоталитаризма.

И при том не все свои мысли и выводы он мог излагать открытым текстом, что естественно и понятно, надеюсь, многим[4]. В одном из последних изданий работ Л.

Н. Гумилева, вышедших из печати уже в постсоветское время, научный редактор замечает: «автор был вынужден делать подобные вставки, чтобы статьи были допущены к печати» (34, 245). В данном конкретном случае научный редактор имел в виду «термины марксистской теории, которые Л. Н. Гумилев отрицал» (там же). Но будем помнить, что великий Евразиец отрицал также многие «клише» советской исторической науки, повторяющей догмы европоцентристской историографии, которые он тоже оружие монголо татар их названия вынужден излагать в своих работах во многих случаях, — для того, чтобы иметь возможность довести до нас главное, что содержится в его исследованиях.

То есть бесценные материалы по разоблачению «черной легенды» о предках россиян — как предельно мягко выразился Лев Николаевич — «вымысла, далеко не безобидного как в отношении русских, так и татар» (36, 261).

Полагаю, что в своих трудах по истории Евразии относительно «нерешенных» вопросов истории Л. Н. Гумилев сделал наиболее важное для своих последователей. Как он написал в одной из своих последних работ «Из истории Евразии», которая была опубликована по рукописи, после его кончины, Л.

Н. Гумилев предоставил нам обширнейший систематизированный материал и по «неясным» вопросам истории — «постановку проблемы, в котором содержится решение, пусть и в неявном виде» (34, 127).

После выхода из печати книги «В поисках вымышленного царства» в 1970 г.

началась 15-летняя опала Л. Н. Гумилева. Видимо, поняли апологеты европоцентризма в исторической науке, хоть и с запозданием, что очень много противоречащего «общепризнанному мнению» сумел провести в печать великий ученый.

И увидим в данной работе, что действительно очень и очень много, но главное: он сделал в указанной своей работе «очень важный» — по его собственному выражению, негативный вывод: «Очевидно, источники не собирались сообщать правду, историки, доверяя им, сконструировали «ложную историю монголов»[5] (30, 221).

Мы еще будем обращаться к оценке официальной истории о Монголах, данной Великим Евразийцем и его предшественниками, неоднократно, при рассмотрении сведений по средневековой истории татар и Монгольской Державы, как предоставленных нам Л.

Н. Гумилевым, так и сопоставляя его сведения со сведениями из работ других авторов. В том числе и тех оружие монголо татар их названия, к которым Л. Н. Гумилев, не излагая в своей работе содержание их трудов, направляет нас непосредственно в каждом конкретном случае, «ставя проблему, в котором содержится решение» по тем или иным неясным вопросам истории Евразии.

Вынесенный в заголовок данной части вопрос считается одним из подобных, наиболее запутанных и до сих пор считающихся нерешенными в официальной истории (34, 128; 87, 28–29).

Сочиненная китайскими и персидскими историографами и поддерживаемая различными историками «по оружие монголо татар их названия до настоящего времени практически в неизменном виде, официальная концепция истории «древних монголов» подвергалась ранее и подвергается, особенно в последнее время, достаточно обоснованному сомнению и критике оружие монголо татар их названия различных аспектах и различными авторами.

Но вразумительные и обоснованные ответы на главные вопросы: об этнической принадлежности «древних монголов», соплеменников Чынгыз хана, о том, чем объясняются их успехи в создании державы, и каковы причины последующего распада ее и необъяснимого «бесследного растворения» самого «этноса древних монголов» среди других народов, обитающих и доныне на обширнейшей территории Евразии — до сих пор не получены.

Но более всего нерешенным остается вопрос об этнической принадлежности государствообразующего народа средневековой Монгольской империи — соплеменников Чынгыз хана.

На первый взгляд, все это кажется странным, особенно если учитывать, что сведений об этносе «древних монголов», в принципе, имелось имеется достаточно, чтобы оружие монголо татар их названия было сделать довольно обоснованные выводы и дать ответы на рассматриваемые вопросы.

Сохранились сведения самого разного характера, включая историографические, лингвистические, антропологические, географические и многие другие, несмотря на исчезновение массы основных документов государства «древних монголов». Несмотря на уничтожение китайскими властями множества, как дословно излагается в китайских же летописях, «книг на татарском языке и бумаг с татарскими письменами» с момента свержения монголо-татарской династии Юань в Китае, в Монголии оружие монголо татар их названия Восточном Туркестане, с конца XIV в.

и вплоть до XIX в. включительно (111, 15–16).

Обратимся вначале к вопросу об этнической принадлежности первооснователей державы монголов их лидера Чынгыз хана в работах Л. Н. Гумилева, затем будем оружие монголо татар их названия и уточнять его сведения по спорным вопросам сведениями из работ других историков — как из тех, к которым отсылает нас Л.

Н. Гумилев, так из других, ссылку на работы которых он по понятным причинам не мог давать — например, таких, как Ахметзаки Вал иди Туган[6].

Основной оружие монголо татар их названия наличия до сего времени в европоцентристской (а также в китайской) исторической науке легенды о «древнемонгольском чуде» и поддержки общепризнанной концепции истории о происхождении Чынгыз хана из рода «этнических первомонголов» — предков халха-монголов и создания ими Монгольской империи является политизация историографии, несомненно, имевшаяся и в момент создания данного мифа.

Основной целью с которой в европейской историографии был поддержан миф о древних монголах оружие монголо татар их названия полудиких кочевниках, каким-то чудом (то есть совершенно случайно) сумевших создать огромную и устойчивую евразийскую Державу с передовым для своего времени и «отвечающим потребностям всего сообщества народов государства монголов» законодательством и системой государственного управления[7], с передовыми для своего времени экономикой и культурой[8] было заача внедрение в общественное сознание мнения о несомненно передовом характере Западной цивилизации по сравнению с остальными, то есть Восточноевропейскими и Восточными.

Таким образом, отрицалась сама возможность наличия Евразийской цивилизации, сопоставимой с Западноевропейской цивилизацией по культурному и экономическому уровням развития. Этот миф был сохранен, с незначительными изменениями, и в советской историографии — сообразно с национальной политикой и с государственно-строительными потребностями большевиков.

Наиболее объективный и беспристрастный анализ истории Монголов дал, несомненно, Л.

Н. Гумилев, хотя и был вынужден в определенной мере прибегнуть к иносказаниям в своих работах по причинам вполне объяснимым (см. выше).

При рассмотрении «загадки древних монголов», в данном случае вопроса об их этнической принадлежности, полагаю, необходимо руководствоваться определением этноса, данным Л.

Н. Гумилевым: «этносы — естественно сложившиеся несоциальные коллективы людей — различные народы». Этносы состоят из людей, которых оружие монголо татар их названия, наряду с другими признаками (антропологическими, лингвистическими и т. д.) определенный, присущий только членам данного этноса, стереотип поведения, усваиваемый оружие монголо татар их названия в раннем детстве от родителей и соплеменников и по которому они определяют (узнают) друг друга.

Неотъемлемым, также приобретаемым с раннего детства объективным признаком (выражением) этого стереотипа является самоидентификация представителя этноса, выражающаяся в этническом самоназвании.

То есть этносы — это объекты (системы), созданные самой природой и развивающиеся по естественным законам.

Соответственно этнос имеет «самобытную культуру», свое название, которым обозначают его члены других этносов — этноним, который в большинстве случаев совпадает с самоназванием этноса.

Нельзя искусственно, «по команде», создать тот или оружие монголо татар их названия этнос — например, «советский», либо другой «народ» — это будет уже система политическая, социальная общность людей, а не этнос как таковой[9].

И данная общность не будет обладать теми качествами, которыми обладает этнос, даже будучи наделенным «своим языком, письменностью» и т. п. И главное — не будет обладать единством и устойчивостью как система, объединяющими качествами того или иного уровня.

Естественная продолжительность существования этноса, согласно выводам Л.

Н. Гумилева — в среднем 1200–1500 лет. Необходимым условием возникновения нового этноса является взаимодействие (полное либо частичное смешение) этносов между собой — то есть у этноса могут быть два или более непосредственных «предков» (34).

Обоснования приведенного положения об этносе изложены Л.

Н. Гумилевым в его работах и повторно излагать их здесь, полагаю, нет необходимости, приведем лишь то, что имеет отношение к теме данной работы в целом: этносы сосуществуют и развиваются во взаимодействии со своими соседями по его «месторазвитию»[10], в виде устойчивой системы — суперэтноса: «Почти все известные нам этносы сгруппированы в своеобразные конструкции — «культуры» или «суперэтнические целостности».

Названия «культур» условны: Византия, Западная (романо-германская) Европа, Россия, Великая Степь, Китай, мусульманский мир, и т. п. Но каждая из них является своеобразной целостностью исторического бытия, а не случайным обобщением, принимаемым для удобства классификации» (34, 173).

«Единственно надежным критерием для отличия суперэтносов, так же как и этносов, служит не язык, не религия, а стереотип поведения (там же).

Суперэтносы — долго, но не вечно живущие этнические системы. Их границы подвижны не только в пространстве, что связано с крупными вековыми вариациями климата, но и во времени. Причиной тому служат как внутренние закономерности этногенеза, так и взаимодействие соседей.

Принципиальное значение для контакта имеет знак комплиментарности взаимодействующих суперэтносов. Оружие монголо татар их названия комплиментарность двух основных суперэтносов нашей страны — Российского и Степного — явилась залогом как создания Московского государства, а вслед за тем и территориального расширения Российской империи, так и нерушимости СССР в годы второй мировой войны.

Комплиментарность есть неосознанная и неопределенная какими-либо видимыми причинами взаимная симпатия различных суперэтносов и даже отдельных персон.

Именно комплиментарность послужила поводом для дружбы Александра Невского и сына Батыя Сартака.

Но видимо, она же имела место и на уровне этносов: русских и татар, так как политическая зависимость Руси от Сарая не помешала открыть в столице Золотой Орды еше в 1260 г.

епископскую кафедру с русским епископом, а затем после «Великой замятии» принять на Русь чингисидов и рядовых монголов… Иван IV положил конец оружие монголо татар их названия самостоятельнсти Орды, оружие монголо татар их названия это не помешало говорить в Кремле по-татарски и даже посадить на престол Касимовского хана» (там же, оружие монголо татар их названия к теме данной главы в соответствии с приведенным выше, напрашивается предположение, что этнос «древних монголов» мог или должен был, несмотря на развал их Державы, «просуществовать» до настоящего времени, при этом обладая в достаточной мере признаками и свойствами, которые данный этнос имел в период становления и могущества их государства.

Представляется, что господствовавший долгое время оружие монголо татар их названия государстве и обществе обширной и могущественной державы этнос должен был сохранить свой язык (с учетом его изменения со временем), антропологические признаки большинства своих представителей (основные, с учетом смешанных браков в достаточном количестве с представителями других типов) и многие другие признаки.

И главное, должны были представители данного этноса сохранить способность идентифицировать себя как единый народ, общность, и сохранить свой стереотип поведения и свое этническое самоназвание.

Официальная история предлагает свой вариант решения данной проблемы: этнос «древних монголов» сохранился частью в Монгольской Народной Республике и в основном — примерно 70 % от общего их количества — во Внутренней Монголии — автономном районе Китайской Народной Республики в виде народа халха-монголов.

Халха-монголы (самоназвание «халха»), как утверждают официальные историки, и сохранили язык своих предков «древних монголов», антропологические признаки (монголоидная раса континентального типа), и навыки основного способа хозяйствования (кочевое скотоводство). И сохранился также склонность к соответствующему образу жизни у основной части данного народа в виде привычки жить в передвижных жилищах — юртах.

В остальных же частях Евразии, где была распространена власть Державы Монголов, как утверждают официальные историки, этнос «древних монголов» не сохранился, так как «растворился» (был ассимилирован) завоеванными им же народами за очень короткое по историческим меркам время — разные авторы называют разные периоды времени — примерно от 10–20 до 100 лет.

Соответственно, надо полагать, именно поэтому «древние монголы» не успели оставить нигде письменных документов, свидетельствующих об их государственной деятельности, на своем (старом халха-монгольском) языке, датируемых не позднее XVIII вв.[11] (111).

Чтобы оценить достоверность приведенного выше варианта официальной истории о создании Монгольской Державы предками халха-монголов, постараемся установить на доступном материале, какими этническими признаками и свойствами обладал данный этнос — то есть предполагаемый официальной исторической наукой этнос «древних монголов» — «монголов до Чынгыз хана».

Так же, то есть «древними монголами», называет и Л.

Н. Гумилев в своих работах этнос первооснователей Державы Монголов и соплеменников ее первого Верховного правителя Чынгыз хана. И посмотрим, соответствуют ли этнические признаки и свойства «древних монголов» признакам и свойствам этноса современных халха-монголов — оружие монголо татар их названия достаточной мере, чтобы первых можно было считать предками вторых, и если все же выяснится, что по всей видимости, не совсем это будет верно, то попробуем также определить, какому из современных этносов все эти признаки соответствуют более всего.

Во-первых, как было отмечено выше, имеется множество исторических сведений, вполне заслуживающих доверия, что и название, и самоназвание данного этноса обозначались одним и тем же словом — «Татар»: касаясь вопроса о происхождении Чынгыз хана, Л.

Н. Гумилев указывает на точку зрения русского академика, историка-востоковеда В. П. Васильева[12] (31, 412), сведения из трудов которого редко приводятся в официальной истории о Монголах, а если эти сведения и упоминаются, то не раскрывается суть их содержания — просто указывается в основном, что точка зрения академика В.

П. Васильева «не обоснована», без приведения каких-либо аргументов. Л. Н. Гумилев определяет отношение официальных историков-западников к точке зрения В. П. Васильева конкретно и справедливо — она «не является общепризнанной» (там же).

Рассмотрим, какие сведения из древнекитайских исторических источников содержатся в трудах В. П. Васильева, и какие выводы, «не признанные» западниками, сделал русский академик на основе этих сведений.

оружие монголо татар и их названия

И главное, рассмотрим также, как согласуются данные В. П. Васильева по рассматриваемому вопросу с данными из других источников, в том числе с данными, оружие монголо татар их названия историками-ориенталистами много позже после кончины академика, в XX в.

В.

П. Васильев пишет: «Мнение наше о происхождении названия Монгол разнится от толкований, принятых другими (то есть историками-западниками. — Г.Е.). Мы полагаем, что имя это не носили действительные подданные Чингиз хана до принятия им императорского титула (в 1206 г.), и что не только тот улус, в котором он родился, но и единоплеменные с ним поколения, если имели только общее название, то оно было не иное, как Татар»[13] (17, 159).

При этом В.

П. Васильев подчеркивает, что два наименования — «Татар» и «Татань», встречающиеся в китайских источниках, означали исключительно одно и то же племя (этническую общность) — татары. Второе наименование — «татань», появляется в связи с искажением названия «татар» специфичным китайским языком[14], а так оба слова означали одну и ту же этническую общность (народность либо народ) (17, 135).

В.

П. Васильев избавляет нас от путаницы, внесенной историками-западниками благодаря «помощи», оказанной европейцам со стороны китайцев и персов в виде предоставления им легенды «об этнических первомонголах, соплеменниках Чынгыз хана» (о которой ниже будут более обстоятельные пояснения): «Нет необходимости думать, что имя Татар или Татань было прежде Чингиз хана общим для всех племен, которые после прозвали монголами» оружие монголо татар их названия.

Г.Е.). «Европейским ориенталистам, давно знакомым с этим именем, не знаю почему-то захотелось отделить слово Татар от Татань. Первое, говорят они, было название одного только поколения (племени, народа. — Г.Е.), которое было покорено Чингиз ханом, второе общее всем народам Монголии. Но Мэн-хунъ пишет[15] Татар также и Татань, оружие монголо татар их названия что китайский язык всегда искажает иностранные названия. Китайское слово Татань никогда не было исключительно общим названием всех племен, живших в Монголии.

Это было название только одного племени, которое было занесено к горам Инынань из внутренностей Оружие монголо татар их названия, вероятно, в VI–VII вв. н. э. Это племя (народность) было «потом, может быть, оттеснено далее на север…», и «…во время владычества киданей (X–XI вв.) история застает их на северо-западе от Дансянов» (направление на Алтай и Джунгарию. — Г.Е.). Татары позже упоминаются в летописях также как группа племен (народ), «окружавшие Шато»[16] и оттуда, с запада, по данным китайца Мэн-хуна, они приходят снова на восток Евразии.

И именно тогда «поколение Татар при Чингиз хане стало царственным» (выделено. — Г.Е.) (17, 136–137), а вовсе не было им «уничтожено», как видим, вопреки утверждениям официальных историков.

Напротив, этническим названием родного племени оружие монголо татар их названия Чынгыз хана было наименование «Татар», и оно не было до эпохи монголов, до конца XII — начала Оружие монголо татар их названия, вопреки «общепризнанному мнению» историков-европоцентристов, исключительно «собирательным наименованием разных племен», а было прежде всего названием и самоназванием конкретного этноса (народа).

Указанием одной только общепризнанной точки зрения о «собирательном значении названия татар» был вынужден ограничиться в своих работах и Л.

Н. Оружие монголо татар их названия (например, 31, 413). Но при том он замечает, что этническое наименование может быть (смотря по ситуации) и названием конкретного этноса, и собирательным наименованием «различных племен» (народов) (там же) — например, как с названием «русские» — так собирательно, например, называют всех россиян западноевропейцы, как ранее называли они всех граждан СССР.

Но применение этнонима в некоторых случаях в собирательном оружие монголо татар их названия «никоим образом» не означает, что это исключает то, что данное наименование является также и названием оружие монголо татар их названия самоназванием конкретного этноса (народа).

В. В. Бартольд[17] также о оружие монголо татар их названия и самоназвании «древних монголов», первооснователей державы Чынгыз хана и его соплеменников высказывался вполне конкретно: «В рассказах о монгольских завоеваниях VII–XIII вв.

завоеватели всюду, оружие монголо татар их названия в Китае, так и в мусульманском мире, на Руси и в Западной Европе) именуются татарами» (8, 559). По мнению этого русского академика, так же как и по мнению В. П. Васильева, соплеменники Чынгыз хана «называли себя татары, татарский народ» (там же, 255).

Рассмотрим вопросы о соотношении в истории названий «татары» и «монголы», о происхождении «имени монголов», которые также считаются «доныне не решенными исследователями» (87, 28) и более того — «далекими от удовлетворительного разрешения» (3, 185).

Как мы увидим, эти вопросы также были достаточно четко и обоснованно прояснены в трудах академика В. П. Васильева:

«Мэн-хун ясно говорит, что татары оружие монголо татар их названия не знали, откуда взялось название Монголов.

Мухури, (ближайший соратник и соплеменник Чынгыз хана. — Г.Е.) при свидании с китайскими чиновниками, постоянно называл себя татарским человеком. Следовательно, название Монгол было, на первых порах, чисто ученое и официальное, и таким образом, эти два названия (из которых последнее пересилило в силу той же официальности) ввели в недоумение не только европейских ученых, но и Рашид-Эддина и, может быть, его современников, которым показалось, что название Монгол должно или оружие монголо татар их названия было существовать с давнего времени» (17, 137).

Как видим, «название «монгол» было чисто официальное», означало династию и подданных Державы Чынгыз хана (там же, 137), поэтому к татарам как к этносу привилось слабо (т.

было уже имя сложившейся народности — Татар). Также примерно, в бывшем СССР в составе советского народа, кроме русских — преобладающей нации, по имени которой называли иностранцы всех советских людей русскими, было много других национальностей, так и среди подданных Монгольской империи — «монголов», кроме татар впоследствии было множество других этнических групп (племен, народов).

Были, естественно, в том числе и предки современной нации халха-монголов.

Остановимся чуть подробнее на сведениях В. П. Васильева о происхождении названия «Монгол».

Как пишет Мэн-хун, «…прежде был народ Мэнгу, который был оружие монголо татар их названия Чжурчженям[18], и старшина которых провозгласил себя императором. После они были истреблены; однакож, когда Чингиз хан основывал империю, перебежавшие к нему Цзиньские подданные научили его принять название этого народа, чтобы навести страх на Цзиньцев» (17, 80), тогда и появилось слово «монголо-татары» — по-китайски звучит «мэн-да» (там же, 216).

«Название, принятое Чингисханом, имело двоякий смысл: иероглифы имели значение, а звук напоминал народ, некогда враждебный Цзиньцам» (там же, 161).

С момента провозглашения Империи в 1206 г.

«Тэмучэнь принимает титул Чингисхана… и дает своей державе имя Монголов» (там же, 134). Имя державы дословно звучало, как передает китайский автор, «Мэнъ-гу», в значении «получивший древнее» в соответствии с иероглифами, которыми писалось на китайском языке, в письмах к ним и к цзиньцам, название державы монголов (там же, 161).

Другой вариант перевода данного иероглифа В. П. Васильевым — «сохранить древнее» (1890 г.).

Заметим, что слово «Мэнгу»[19] на «древнетюркском» означало «вечно» (63, 17), (87, 113).

Подчеркивая, что «прежние Мэнгу», истребленные чжурчженями задолго до основания Державы Монголов, были совершенно другим, отличным от этноса Чынгыз хана и его «монголов» народом, В.

П. Васильев объясняет, что Чынгыз хан и его соратники подбирали вначале название державы, и затем иероглифы, именно подходящие по смыслу этого названия (для переписки с Цзиньцами).

И прежде, скорее всего, было подобрано название державы и династии — «мэнгу» (смысл — «вечно», а прилагательное от него «мэнгел» — «вечный», «вечная»). И это слово, многократно транскрибированное разными авторами, и превратившись в слова «монгал» (68), «магул» (13, 234–235), «моал» (88), «монгол» дошло до нас[20].

Наиболее подходящие по смыслу китайские иероглифы (для озвучивания Оружие монголо татар их названия означали (либо означали во время перевода В.

П. Васильевым), скорее всего — «получить древнее» (другой вариант перевода — «сохранить древнее»). Тут совпадало и звучание иероглифов с названием народа «мэн-ву» (менгу, мингу), который был до того «страшен чжурчженям», врагам татар Чынгыз хана.

Так название, а затем уже иероглифы и были, как видим, подобраны: «в этом имени («мэнгу». — Г.Е.) другие совсем иероглифы, а не те, которыми писали имя прежних мин-гу, и название, принятое Чингиз ханом, имело двойной смысл: иероглифы имели значение, а звук напоминал народ, некогда враждебный Цзиньцам» (17, 161).

Ниже мы увидим, как было использовано создателями легенды об «этнических монголах — соплеменниках Чынгыз хана, врагах татар» это созвучие имени древнего народа, когда-то «страшного чжурчженям» и оружие монголо татар их названия ими задолго до рассматриваемых событий, с названием Державы Чынгыз хана, перешедшим на ее подданных — «Монголы».

Данное слово-наименование «никоим образом» не означало в то время этническую принадлежность, хотя поначалу относилось в основном именно к средневековым татарам, первым основателям идеологам Оружие монголо татар их названия Чынгыз хана и его соплеменникам.

Вот еще некоторые сведения по истории родного этноса Чынгыз хана из китайских источников, переведенных В.

П. Васильевым: «Вышедшее из Маньчжурии под давлением Киданей[21] — воинственных полукочевников — одно отдельное поколение (племя, народность), поселившееся у Иньшаня, прозвалось Датанями (Татарами); это имя сделалось известной в Китае при Танской династии» (начало VII в). Во время владычества Киданей история застает их на северо-запад от Дансянов, Тугухунцев и Тукюэ» (17, 136) — это от гор Иньшань в сторону Алтая и Джунгарии (Шато).

В 870 г.

летописцами отмечаются совместные с тюрками-шато боевые действия древних татар против «китайского бунтовщика Пансюня». Имеются сведения о том, что татары предоставляли убежище лидерам тюрок-шато — последние «убегали к Датаням». Отмечается, что древние татары были искусны в конной езде и стрельбе, имели множество верблюдов и лошадей. «Названия их поколений и старшин остались неизвестными для истории; известны только имена Чжаваньцу, Цзэгэ» оружие монголо татар их названия, 165–166) — несомненно, имена до неузнаваемости искажены оружие монголо татар их названия транскрипцией.

В.

П. Васильев поясняет также, что тюркские племена, обитавшие в степи Шато, — Тукюэсцы или Шатосцы, «прозванные так от степи Шато, находящейся на запад от Баркюля» (озеро в Джунгарии. — Г.Е.), в VIII–IX вв. мигрировали на восток, «на северную сторону хребта Иньшань» (там же, 136).

Те же племена описываются и у Л. Н. Гумилева, он называет Шатосцев «тюрками-шато, потомками среднеазиатских хуннов» (32, 354, 483).

«К этому же времени история относит и появление в этой местности Татаней маньчжурских… В IX в.

история не упоминает уже о Шатосцах в этих местах; напротив, при Киданьской династии являются здесь Дадане (Татары). Следовательно… оба рода смешались друг с другом, и были оттеснены натиском Киданей и Тангутов царства Ся, далее на север» и на запад, и уже при Чынгыз хане, совершив, по выражению В. П. Васильева, «круговое вращение» своей миграции, татары Чынгыз хана пришли с запада (со стороны Шато — Джунгарии) снова на восток Евразии, где «поколение Татар при Чингисхане стало царственным» (17, 136–137).

Как отмечает также В.

П. Васильев, в китайских хрониках сообщается о некоторых характерных чертах данного этноса — одновременно с тем, что были они «все мужественны искусны в сражении», древние татары — соплеменники Чынгыз хана также «занимались хлебопашеством». Кроме этого также они умели изготавливать оружие и прочие изделия из железа и меди уже в IX–X вв. (17, 165). «Киданьцы, хотя и торговали с Датанями (Татарами), но не пропускали к ним железа.

Когда же Цзиньцы завладели землями на юго-восток от Хуанхэ, железо и медь перешли к Датаням и они наделали себе оружия» (там же). Поскольку в 1115 г. на месте разгромленной чжурчженями (с помощью татар) империи Киданей возникает империя Кинь (Цзинь).

Далее летописи свидетельствуют: «Когда Цзиньское государство было сильно, то Датане (Татары) ежегодно приносили дань, когда же на (Цзиньский) престол вступил Вэй-ван, то Датаньский государь Тэмучэнь провозгласил себя императором Чингисом» (там же, 165).

Таким образом, примерно с VII–VIII вв.

на пространствах Центральной Евразии от Иньшаня до Джунгарии, и как ниже увидим, далее до Алтая, Урала и Волги и далее, шло «смешение» и расселение, по меньшей мере, двух-трех племен и множества отдельных «тюркских родов»[22]. Главную роль, чему подтверждения будут приведены ниже, в образовании нового этноса играли древние татары, вышедшие ранее из Маньчжурии, тюрки-шато и частично уйгуры (17, 136–137).

Включал в свой состав этнос татар в ходе расселения на Запад и «другие тюркские оружие монголо татар их названия, обитавшие в Великой Степи (87, 102). И, как выразился Л. Н. Гумилев, «в XI в. новый взрыв этногенеза создал этнос — монгол» (34, 59). Но соплеменники Чынгыз хана, как мы знаем уже из работ В. П. Васильева, и, впрочем, также как поясняет и Л. Н. Гумилев в своих работах, «монголы до Чынгыз хана», например, еще «в XI–XII вв.

назывались татары» (34, 41; 30, 270).

Необходимо привести здесь также пояснения, основываясь на данных В. П. Васильева, относительно распространенного мнения «о делении разноплеменных кочевников Центральной Азии от Китайской стены до Сибирской тайги» на «белых, черных и диких татар».

Истоки ошибочного представления о подобном ложном смешении и одновременно делении средневековых татар как «всех кочевников с общим названием татар» в следующем: подобное разделение существовало, но исключительно внутри одного народа датань (татар), и относится оружие монголо татар их названия этого деления примерно к VIII–X вв.

И вот о чем речь: «Датаньские люди все оружие монголо татар их названия искусны в сражении, те, которые жили поблизости к Китаю, назывались «образованными» (жэ, то есть «спелый».

В. П. Васильев) датанями, они занимались хлебопашеством… Отдаленные же от Китая назывались «дикими» (шэнь «сырой». — оружие монголо татар их названия. П. Васильев)…» (17, 165).

Как видим, иероглифы для обозначения слова «дикий» применяются те же, что и для обозначения слова «сырой», и применялось это выражение для обозначения древних татар, «отдаленных от Китая» — то есть тех татар, об образе жизни которых китайцы не имели достаточного представления.

Как видим, китайцам к рассматриваемому времени был достаточно хорошо известен только восточный край средневекового татарского мира.

И необходимо здесь пояснить одну особенность языков восточного происхождения — слово «сырой» может означать вовсе не слово «дикий» в смысле уровня культуры.

«Сырой» означает именно отдаленность — ив прямом, и в переносном оружие монголо татар их названия — от конкретного народа, этноса, его культуры, языка и т. п.

Например, в татарском языке оружие монголо татар их названия есть выражение «сырой» в подобном значении, говорят о человеке «чи татар», «чи рус» и т. п. Что в дословном переводе будет звучать — «сырой татарин», «сырой русский» и т. п. Это означает лишь то, что человека определяют как наделенного «плотью и духом», всеми свойствами своего народа, не подверженного влиянию каких-либо других народов (народа) в самом широком смысле этого слова, учитывая происхождение, язык, культуру и т.

п., а отнюдь не определяя этим уровень собственно «цивилизованности» данного индивидуума.

Соответственно, как пишет академик В. П. Васильев, татарский народ («поколение») и при Чынгыз хане «подразделялось на три рода: черное, белое и непокорное (Субудай принадлежит к белому). В Юаньской истории[23] упоминается два рода оружие монголо татар их названия чахан (белый) и анги-татар, последнее, вероятно, то же самое, что и непокорное; но нигде не упоминается о терных татарах, и это покажется весьма естественным, когда узнаем, что сам Чингиз хан принадлежал к этому поколению (выделено.

Г.Е.), и потому что официальный язык везде словом монгол заменил прежнее название поколения (татар)» (17, 135).

Мэн-хун пишет о соплеменниках Чынгыз хана: «(Это) поколение происходит от шато’сцев и составляет особенный род. Они разделяются на три вида: черных, белых и непокорных (диких)» (там же, 216).

«Князь Субутай происходит от белых татар» (там же, 217). «Нынешний император Чингис, его полководцы, министры и главнейшие чиновники, все принадлежат к оружие монголо татар их названия татарам (харачин?)» (там же). «Главнокомандующий всех войск, канцлер всех провинций, великий князь Мухури — черный татарин, китайцы зовут его Мэ-хоу-ло; в бумагах пишут Моу-хэ-ли, — все это от исковерканности южного и северного наречия» (там же, 221), «я сам при свиданиях с ним (Мухури) слышал, как он называл себя всякий раз татарским человеком» (там же, 220).

И еще приведем примеры того, что наименование «татар» относилось к конкретному этносу, а не было «собирательным названием кочевых племен»:

Академик В.

В. Бартольд о татарах «до Чынгыз хана»: «В анонимном Муджмал ат-таварих (ок. 520/1126 г.) в списке государей назван татарский государь Симун буйуй (или биви?) джайар» (8, 559).

Известный современный ученый, выдающийся историк-ориенталист С. Г. Кляшторный:«…Во всяком случае, в X–XII вв., этноним «татары» был хорошо известен не только в Срединной империи (в Южном Китае. — Г.Е.), но также в Средней Азии и Иране. Так, наряду с караханидскими тюрками, татары достаточно часто упоминаются в стихах известнейших персидских поэтов.

Газневийский поэт Абу-н-Наджми Манучихри (XI в.) пишет о красивом юноше с «тюрко-татарским обликом» (выделено.

Г.Е.) … имам Садр ад-дин Харрамабади (XI–XII) в касыде, посвященном султану Искандеру, упоминает некоего «татарина»» (53, 133).

Еще сведения из уйгурских и китайских источников, обнаруженных уже много позже В.

П. Васильева: «Во всяком случае, в колофоне пехлевийского манихейского сочинения «Махр-намаг», переписанного в Турфане между 825–832 гг., среди местных вельмож упомянут и глава оружие монголо татар их названия (tatar ара tekin)» (там же, 132).

«Между 958 и 1084 гг. упомянуты три посольства к различным китайским дворам, совместно отправленные государями оружие монголо татар их названия уйгуров и ганьсуйских татар для заключения военного союза против тангутов» (там же) — здесь татары определенно упоминаются как этнос — равно как и уйгуры.

«Важное дополнение к этим известиям содержится в двух китайских манускриптах 965 и 981 гг.

из пещерной библиотеки в Дуньхуане (город в северо-западной части КНР, граница провинции Ганьсу с Уйгурским автономным округом. — Г.Е.). Там прямо сказано, что центр государства татар был Сучжоу, то есть на границе Ганьсу и Восточного Туркестана.

Об этих же татарах сообщают хотано-сакские документы IX–X вв.» (там же).

Отметим, что все приведенные из работ С. Г. Кляшторного сведения о татарах согласуются с утверждением В. П. Васильева о том, что татары Чынгыз хана пришли, по данным Мэн-хуна, именно с запада, из Шато.

То есть, именно на западной стороне от средневекового Китая указывают места обитания «татар до Чынгыз хана» более ранние китайские источники, переведенные В. П. Васильевым.

Выше приводилось достаточно сведений о том, что китайцы, и не только они, называли родной народ Чынгыз хана как до него, так и время его правления одинаково — татарами. Приведу несколько цитат из записок китайских летописцев эпохи династии Юань, которые пишут о соплеменниках и сородичах Чынгыз хана по прошествии нескольких десятков лет после смерти основателя Монгольской Державы («Краткое описание черных татар»): «В янцзинских городских школах учат уйгурскую грамоту.

Кроме того, обучаются переводу с татарского. Как только они выучиваются переводу с этого языка, они назначаются переводчиками» — речь идет о подготовке государственных чиновников, писцов, и переводчиков из числа татарской молодежи (111, 155). Оружие монголо татар их названия видим, и «окитаиваться», то есть ассимилироваться среди китайцев, вопреки мнению некоторых историков, монголо-татары вовсе не были склонны.

Другой китаец Сюй Тин примерно в то же время пишет: «Татары используют главным образом овец для обеспечения себя пропитанием» (там же, 88).

Также китайцы, описывая почтовые станции Юаньского периода — причем эти станции так и назывались, как и в России — «ям»[24], различают их как «татарские» и «китайские» (там же, 114).

Автор работы, откуда приведены эти выдержки (111), халха-монгольский историк Чулууны Далай к приводимым им цитатам средневековых летописцев дает свой комментарий: после слов «татар», «татарский» пишет в скобках «монгол» или «монгольский».

Либо указывает конкретно: «там, где говорится «татарские», подразумеваются «монгольские», то есть халха-монгольские и никакие другие (там же, 114).

Заметим, что сами авторы источников, которых цитирует Чулууны Далай, подобных оговорок не делают, и предки халха-монголов также ничего не пояснили по данному поводу в каких-либо документах того времени.

И сами средневековые татары не оставили никаких разъяснений относительно того, что их этническое название вовсе не «татары», а «монголы».

И вообще на этот счет никаких доводов Чулууны Далай не приводит — почему в средневековых текстах необходимо, при чтении их, заменять слово «татар» словом «монгол», и при этом еще обязательно «подразумевать», что речь идет об этносе «халха-монголы».

Ведь ничем не подтверждается, что там, где написано «татар», «подразумевается монгол» (то есть «халха-монгол», что имеет в ввиду Чулууны Далай), и учитывая все вышеизложенное, можно смело утверждать — то, что написано в рассматриваемых средневековых источниках, то и подразумевается, безо всяких иных толкований — если написано «татар», «татарский язык», например, то идет речь о представителе средневекового татарского народа или оружие монголо татар их названия татарском языке.

И если написано, например: «монгольские чиновники» — и речь идет, как мы увидим чуть ниже, о должностных лицах Державы Чынгыз хана, которые могли быть любой национальности и вероисповедания — ив подтверждение этого примеры также будут приведены.

Уместно будет оружие монголо татар их названия здесь замечание С.

Г. Кляшторного: «…в отчете суннского посольства 1211–1212 гг., недавно опубликованном Г. Франке, монголов последовательно именуют татарами» (53, 134). То есть, именно как государствообразующий этнос Державы Монголов, как родной народ Чынгыз хана, упоминаются именно татары — а «монголы», именно как этнос — в отчетах китайских послов не упоминаются.

Что является дополнительным подтверждением сведений и, что особенно важно — точки зрения академика В. П. Васильева, приведенных чуть выше. Как отмечал Мэн-хун в приведенной выше выдержке из его «Записок о монголо-татарах»: «татары даже не знали, откуда взялось название Монгол…» (17, 137). То есть, название «Монгол» было для средневековых татар именно «ученое» и «официальное», как совершенно верно определяет В.

П. Васильев, а никак не названием их родного этноса (народа).

Как можно убедиться из изложенного, соплеменников Чынгыз хана, «древних монголов», как их привыкли именовать официальные историки, «последовательно именовали оружие монголо татар их названия и до эпохи Монголов, и в эпоху Монголов, и позже — в этническом смысле — все современники, которые их знали достаточно хорошо; и друзья, и враги[25].

Вот, например, именно этническое определение монголо-татар Чынгыз хана и его самого в сочинении арабского ученого-историка Ибн-аль-Асира, современника Чынгыз хана, врага монголо-татар: «В этом (617 = 1218–1219 г.

от Р.Х.) году въ страны ислама явились Татары, большое тюркское племя, места обитания котораго горы Тамгаджские, около Китая; между ними и странами мусульманскими более 6 месяцев (пути). Причина появления их была такая: царь их, по прозванию Чингизхан, известный под именем Темучина (выделено. — Г.Е.), покинув свои земли, двинулся в страны Туркестана и отправил партию купцов и Тюрков с большим запасом серебра, бобров и др.

вещей въ города Мавераннехра: Самарканд и Бухару…» (101, 4–5).

Через тридцать лет пишет Рукнеддин Бейбарс, эмир Египетского султана, арабский ученый-историк (умер в 1325 г.): «К случившемуся в 650 г. (= 14 март. 1252 г. — 2 март. 1253 г.) относятся смерть Бату, сына Джучи хана, сына Чингиз хана, царя татарского… После него вступил на престол Берке, сын Бату хана, сына Джучи хана.

Это тот самый, который сделался мусульманином и заставил принять Ислам Татар, находящихся в его государстве. В 653 г. (= 10 февр. 1255 — 29 янв. 1256 г.) произошло сражение между татарскими царями Берке и Хулаку, сыном Тули (сын Чынгыз хана. — Г.Е.); поражение понес Хулаку.

оружие монголо татар и их названия

С этого времени началась война между ними…» (там же, 121).

Как видим, и в это время арабы называли татар, как и ранее — именно татарами, несмотря на «официальное название» верноподданных Державы — всех к тому времени, а не только уже татар — Монголы.

Так что ясно видно, что как привыкли издавна, так и называли арабы давно им известный народ — именно татарами.

К тому же, как видно из следующей цитаты, Рукнеддин Бейбарс и его соотечественники мамлюки знают о татарах отнюдь не понаслышке:

«Прибытие искавших убежища татар из войска Хулаку.

6-го дзульхидже 661 г. (= 11 октября 1263 г.) прибыл в Египет большой отряд татар, искавших убежища и пожелавших принять ислам. То была толпа более чем в 1000 душ, в числе их старшины: Керемун, Амтагия, Нукия, Джабрак, Каян, Наса-гыя, Табшур, Набату, Санджи, Джуджулан, Уджурка, Уркук, Кирай, Сулагыя, Менкадым и Сураган[26].

Это были сторонники Берке, отправившего их на помощь к Хулаку; они находились при нем некоторое время; когда же между ними произошло столкновение… то Берке написал им, чтобы они покинули Хулаку и прибыли к нему (Берке) а если не могут направиться к нему, то присоединились бы к войскам Египетских владений» (101, 100).

Эти татары (приведен один случай аналогичного «прибытия» из многих) были радушно приняты мамлюками-тюрками, правившими тогда Египтом, упомянутые старшины получили в войсках мамлюков командные должности.

И вот что примечательно — нет ни одного упоминания в описаниях подобных случаев о том, что языки «прибывших татар» их новых соратников-тюрок, мамлюков, имели существенные различия — как следует из приводимых сведений, понимали друг-друга татары и тюрки-мамлюки без услуг оружие монголо татар их названия (101, 100).

И позже, в первой половине XIV в., арабы, будучи уже союзниками монголо-татар и близко познакомившись с ними и оружие монголо татар их названия породнившись, продолжали их этнос называть именно татарами:

«Мир с татарскими царями и породнение Эннасыра с Северными царями оружие монголо татар их названия.

Описываются «две обширные державы Татар»: «одна из них держава сыновей Хулаку, взявшая Багдад и овладевшая столицею ислама в Ираке, который он (Хулаку) оружие монголо татар их названия своим престольным городом; кроме того им принадлежали Иракеладжем, Фарс, Хорасан и Мавераннехр.

(Другая) была держава сыновей Джучи хана, сына Чингиз хана, на Севере, оружие монголо татар их названия на Востоке к Хорезму, на Юге к Крыму?) и пределам Константинополя, на Западе к земле Булгарской… Тюркская держава в Египте и Сирии граничила с державою Хулагуидов, которые желали овладеть Сирией и раз за разом повторяли грабительские набеги на.

Они старались склонить на свою сторону правителей их из арабов и туркменов и с ними одерживали верх над ними (египтянами), как я это видел в историях их…» (там же, 385).

В приведенной выдержке татары оружие монголо татар их названия, как и в вышеприведенном примере оружие монголо татар их названия уйгурами, именно в смысле народа оружие монголо татар их названия, также как и Арабы, Туркмены, также как и Тюрки (мамлюки), этнос которых господствовал тогда в Египте и Сирии (35, 249–254).

Сделаем промежуточный вывод: при сопоставлении сведений, приводимых Л.

Н. Гумилевым и В. П. Васильевым, и сведений из других источников, авторы которых являются представителями разных времен и народов, становится ясно, что именно смешение этносов древних маньжуро-иньшанских татар, тюрок-шато и части уйгуров послужил толчком для начала этногенеза и рождения нового этноса «татар». Или, как называл этот народ в своих работах Л.

Н. Гумилев, «новый этнос — монгол, возникший в IX в., название которого до Чынгыз хана было — татары» — чему примеры приведены выше, или (30, 270; 34, 41, 59).

Это и было возникновение этноса «монголо-татар» — средневекового татарского народа Чынгыз хана, «одного из многочисленных тюркских степных племен» (87, 103), «большого тюркского племени, царь которого» был Чынгыз хан (101, 4).

И оружие монголо татар их названия Чынгыз хан происходил из этого же самого «тюркского племени» (15), этническое название и самоназвание которого было «не иное, как Татар» (17, 159).

В.

П. Васильев, выражая свое несогласие с мнением о том, что древние Татары были предками современных халха-монголов, замечает: «и не к чему искать их (нынешних Монгол) имени в Татанях, выходцах из Маньчжурии и поселившихся у Инь-Шаня» (17, 38).

Из всего изложенного выше также видно, что есть серьезные основания для того, чтобы оружие монголо татар их названия в обоснованности разделения «татар до Чынгыз хана» и «татар Чынгыз хана» («древних монголов») и считать их разными народами (этносами), и увидим ниже, что эти сомнения подтвердятся.

Более того — будут приведены и далее в данной работе сведения, что татары и до эпохи Чынгыз хана, и татары Чынгыз хана, получившие «официальное наименование Монгол» уже после начала правления Чынгыз хана, при этом сохранив также и свое этническое название и самоназвание «татар» — это один и тот же этнос (народ).

И народ этот сохранил свое этническое название и самоназвание и после распада Державы Монголов, и сохранили большинство потомков этого этноса вплоть до современного периода свое название и самоназвание, и «не иное, как Татар».

И вряд ли эти татары — «до Чынгыз хана» или «в период Чынгыз хана» — были «монголоязычными». Имеется в виду соответствующий рассматриваемому времени язык современного народа халха-монголы[27], проживающего ныне в основном в Китайской Народной Республике, а частью в Монгольской Народной Республике.

Относительно этнической принадлежности древних татар С.

Г. Кляшторный приводит замечание П. Пеллио (западный историк XIX в.): «Допустимо, что они уже тогда были монголоязычны» (там же); но — «впрочем, титулатура и номенклатура татар в XII в.

сохраняли следы тюркского влияния» (выделено. — Г.Е.) (53, оружие монголо татар их названия, при этом, следует заметить, С. Г. Кляшторный довольно критично высказывается относительно возможности достоверного определения этнической принадлежности «крупных племенных сообществ Центральной Азии» того периода (там же).

Что примечательно: в отличие от П.

Пеллио, Н. М. Карамзин был уверен, что «моголы» (монголо-татары Чынгыз хана, как и он сам) были «единоплеменны с восточными турками» (46, 455).

То есть, «монголо-татары» были именно тюрками-татарами, так же как и уйгуры, издревле (примерно с VII–VIII вв.) близкие их союзники, которые «любили науки, художества и сообщили грамоту всем другим народам татарским» (там же, 456).[28]

Вопросу происхождения Чынгыз хана и его этнической принадлежности также уделил немалое внимание и Ахметзаки Валиди Туган, историк-тюрколог международного значения.

Этот ученый XX в. также, после многих лет научной деятельности, придерживался единого с русским ученым начала XIX в. Н. М. Карамзиным мнения о том, что Чынгыз хан по этнической оружие монголо татар их названия никто иной, как тюрок (15). То есть представитель одного из племени тюрок (одного из тюркоязычных этносов) — татар, вернее народа, так как имелись уже и государства у данной этнической группы задолго «до эпохи монголов», как было отмечено, и как увидим ниже.

В заключение отметим, что самоназвание этноса, скорей всего, будет сохраняться, пока существует данный этнос.

Так как самоназвание народа (этноса), будучи усваиваемым каждым индивидуумом, принадлежащим данному этносу, вместе с присущим ему этническим стереотипом поведения с раннего детства, соответственно, будет постоянно поддерживаться, таким образом, в продолжение всей «жизни» данного этноса. И поэтому является самоназвание этноса примерно таким же устойчивым в истории явлением, как и, например, топонимы.

Если же наименование народа не является самоназванием данного этноса, а так называют его соседи и т.

п., либо это название — собирательное наименование этносов, племен (народов) различного происхождения — тогда есть большая вероятность того, что этнос (народ) утеряет это название, но — либо вместе с ним, или без него — всегда сохранит свое самоназвание. И сохранит этнос свое самоназвание до своего распада или «поглощения» (ассимиляции) его другим этносом, то есть оружие монголо татар их названия полного прекращения своего существования.

Например, это наглядно можно увидеть в рассматриваемом случае: наименование «монголы» — именно, как мы видели, «официальное название» державы Чынгыз хана, перешедшее и на ее подданных, вначале на татар, а чуть позже и на другие народы и племена, составившие «политический комплекс» — Монголы.

Вот определение названия «монголы» в «Сборнике летописей Рашид ад-Дина» (конец XIII в.

— начало XIV в.): «ныне дошло до того, что монголами называют народы Хитая и Джурджэ[29], нангясов, уйгуров, оружие монголо татар их названия, туркмен, карлу ков, калачей, всех пленных и таджикские народности, которые выросли в среде монголов.

И эта совокупность народов (выделено. — Г.Е.) для своего величия и достоинства признает полезным называть себя монголами» (87, 103).

Наглядно видно из приведенной цитаты, что оружие монголо татар их названия «монголы» — это и есть «название политической системы, в которую входят племена и народы различного происхождения» (31, 413).

Например, как свидетельствует и перс Джузджани (XIII в., описывается случай в г.

Самарканде), были в то время, кроме широко известных современному читателю монголо-татар, также, например, и монголы-китайцы. То есть, служащие Монгольского государства из китайцев (чинов — от слова «Чин» — Китай). Так дословно Джузджани оружие монголо татар их названия пишет: «заносчивый монгол и неверный чин (китаец)» — про одного и того же человека (102, 18). Также как видим из приведенной чуть выше из «Сборника летописей» выдержки, было в то время очень много монголов, принадлежащих самым разным «племенам и народам» — этносам.

Часто приводится в работах по истории монголо-татар случай из записок Рубрука: на его вопрос о достоверности сведений о том что Сартак, сын Бату хана, христианин, один из Монголов отвечает: «Не говорите, что наш господин — христианин, он не христианин, а Моал» (88, гл.

18). Рубрук (или те, кто его записки толкует соответствующим образом) понял это так, что этот средневековый татарин был настолько «диким», что путал религиозную принадлежность Сартака с его этнической принадлежностью, причисляя его к Монголам. Но в то время слово «христианин» означало также принадлежность человека к определенному политическому сообществу — а не только к числу исповедующих определенную религию — и об этом, как видим, прекрасно знал и беседовавший с Рубруком Монгол.

И, как видим, Рубруку ответ был дан совершенно адекватный его вопросу и точный — мол, Сартак не относится к христианам, а относится именно к Монголам, как представитель именно политического сообщества — и даже вне зависимости от веры, которую он исповедует. Поскольку так и было установлено согласно терпимым в этническом и религиозном оружие монголо татар их названия нормам Йазу (Ясы) Чынгыз хана — человек оружие монголо татар их названия исповедовать любую веру, мог принадлежать к любому народу (этносу) и в то же время являться представителем политического сообщества «монголы», находясь на службе Державы Монголов на любой должности.

Благоденствие человека в Державе Монголов зависело только лишь от его нравственных иных положительных качеств.

Вот пример использования татарскими ханами наименования «монгол» именно в качестве названия подданных империи из более позднего периода — чингизид Менгли Гирай одерживает в 1502 г. победу над Большой ордой в войне с целью восстановить единство Державы на территории Улуса Джучи в союзе с Иваном III.

И в 1520 г. наследник и продолжатель дела Менгли Гирая Мухаммад Гирай «свой шертный (договорный. — Г.Е.) ярлык, направленный польскому королю, оформил следующей пышной интитуляцией: «Великой Орды великого хана, Дашт-и Кыпчака и всех Монголов падишаха (выделено.

Г.Е.) мое — Мухаммад-Гирай хана слово» (106, 193–194).

С распадом Державы Монголов, соответственно, и политической системы «Монголы» исчезает из употребления и это название.

Все сложившиеся к тому времени этносы, входившие в политическую систему «монголы», сохраняют свое самоназвание. Сохранили свое самоназвание и татары — мы видели выше, этноним этот был именно самоназванием древнего народа.

Халха-монголы тоже сохранили свое самоназвание — «халха», сложившись в народность, скорее всего, именно в XIV в. Слово «монголы» в названии (а не в самоназвании) этого народа сохранилось, представляется, вот.

Это название закрепилось благодаря китайцам — китайцы династии Мин воевали с монголо-татарским государством Северная Юань (осколком монгольской державы) вплоть до конца XIV в. — начала XV в. Правили Северной Юанью последовательно чингизиды Туган Тимур и Тугыз Тимур, после отравления последнего нояном Есудером[30] (111, 137) это государство было разгромлено китайцами.

И после продолжительной войны, которую вела китайская империя Мин против монголо-татар, «посылая в глубь страны крупные отряды войск, которые истребляли население, производили разрушения и захватывали стада скота и материальные ценности» (там же, 138), в данном регионе, в Монголии, очевидно, не осталось представителей татарского этноса.

Ниже об этом будет изложено подробней. Согласно данным китайских источников, со смертью хана Тугыз Тимура погибла династия Северная Юань и вообще пришел конец династии монгольских ханов (там же, 137).

И после окончательного разгрома государства Северная Юань китайцами, в конце XIV — начале XV в. на территории современной МНР возникло государство, руководимое именно представителями народа халха (т. н. «малыми ханами»), которое сохраняло относительную независимость от китайцев до XVII в.

(там же, 137–139). С этим государством китайцы также продолжали противоборствовать, и рассматривали их именно как часть Оружие монголо татар их названия — своих политических противников.

Но их этнос китайцы татарами не уже оружие монголо татар их названия называли, в отличие от этноса ханов Северной Юани Тугыз Тимура и Туган Тимура их предков и соплеменников.

От них (от средневековых татар) к тому времени в данном регионе, скорее всего, мало кто остался, да и те ассимилировались «среди окружавших их черноволосых и черноглазых племен» своих друзей и соратников[31], приняв их облик, и «язык, который мы ныне называем монгольским» (31, 413).

Оружие монголо татар их названия, повторю, эти племена союзников татар — предков халха, не назывались никогда в этническом смысле татарами — ни китайцы их не называли так, ни сами предки халха-монголов себя татарами не называли, и соответственно, не называют себя татарами и современные халха.

Достоверно установлено, что и арабы, и персы, и европейцы контактировали с Китаем, и, соответственно, с Центральной и Средней Азией с VIII–IX вв.

н. э. (73, 51–54, 70–71). Следовательно, они, также как и китайцы, хорошо знали, что представляет собой «монгольский, или как он себя называл в то время[32], татарский народ» (8, 255).

И никак не могли взять и назвать предков халха-монголов по какой-то неведомой и необъяснимой «ошибке» татарами вместо совершенно другого народа — «татар до Чынгыз хана» средневековые авторы летописей и записок — арабы, армяне, грузины, европейцы, китайцы, персы, русские.

Хотя бы потому, что были эти авторы исторических источников людьми, полагаю, с высокоразвитым интеллектом и широким кругозором. Но почему-то современные официальные историки пытаются уверить нас в обратном: в том, что «ошибались» их средневековые коллеги, «перепутали», мол, два совершенно разных народа.

Но причин этой якобы ошибки средневековых авторов вразумительно пояснить до сих пор не могут.

Факты свидетельствуют однозначно, и далее это увидим — что называли и называют все народы Европы и Азии татар в основном так, как и называли их издревле — «Татары», но мы уже знаем, что было затем еще одно название народа средневековых татар, по названию державы, «официальное», принятое Чынгыз ханом — «монголо-татары», или просто «монголы».

И оно применялось наряду со старым привычным названием «Татары» как политоним — собирательное наименование политического комплекса. А с XVI в., с распадом Монгольской империи, название монголы начинает выходить из употребления и остается лишь старое (и современное) наименование данного этноса — татары (24, 121).

Источник: http://www.e-reading.club/chapter.php/1016277/4/Enikeev_-_Korona_Ordynskoy_imperii,_ili_Tatarskogo_iga_ne_bylo.html

Copyright © 2018